full screen background image
Search
3 октября 2022
  • :
  • :

Тайная жизнь детской писательницы Зои Воскресенской: она же —суперагент «Ирина»

Wikipedia Зоя Воскресенская умела стойко выносить любые беды: этому её научила прошлая жизнь, о которой никто не знал. Только на излёте существования СССР стало известно имя одного из лучших разведчиков за всю историю страны. Этим суперагентом оказалась знаменитая писательница Зоя Воскресенская.
Содержание статьи
1. Чекистка — с 14 лет 2. «Совершенно секретно» 3. Отказалась спать с генералом 4. Любовь разведчиков 5. Талантливый аналитик 6. В Швеции 7. В ГУЛАГе 8. Талантливая писательница
Скрыть

Чекистка — с 14 лет

Взрослая жизнь началась для Зои в 13 лет. Умер отец, она была старшей из троих детей, нужно было работать — помогать маме. Старый друг отца, который работал в ВЧК, устроил Зою в библиотеку батальона. По сути, она стала «чекисткой»: часть была закрытая, секретная. Девочка росла, взрослела, уже многое понимала. Через несколько лет её направили в колонию для малолетних преступников — воспитателем-политруком. Девушка сумела сохранить баланс между сердечностью и жёсткостью — воспитанники её уважали и любили. 

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Совершенно секретно»

В 22 года Зоя уже работала в московском ОГПУ — сначала в библиотеке, а затем её направили на ускоренные курсы подготовки и сделали из неё разведчицу. Она была замужем, но брак пришлось расторгнуть: муж не одобрял того, чем она занималась. После развода у неё началась новая жизнь, о которой знали немногие: она проходила под грифом «совершенно секретно».

«Баронесса»

Зоя мастерски вписывалась в любую обстановку. Она с одинаковой лёгкостью надевала личину незаметной секретаря-машинистки в Харбине и холёной баронессы в Риге, а на самом деле повсюду собирала информацию для «центра». Чтобы скрыть свои натруженные руки с крупными кистями, Зоя приучилась везде, в любую погоду носить перчатки. Иностранные языки и светские манеры изучила в Берлине и Вене. 

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Отказалась спать с генералом

Потом Воскресенская получила новое задание: стать любовницей высокопоставленного генерала в Швейцарии — с целью получения от него важной информации. Зоя спросила — нельзя ли обойтись без постели? Нет, ответили ей, нельзя рисковать. Тогда она сообщила начальству: задание она, разумеется, выполнит, но потом, вернувшись в Москву, застрелится. Так она была воспитана: не смогла бы пережить «нравственного падения». Руководство слишком сильно дорожило опытной сотрудницей, чтобы рисковать её жизнью. Зое дали другое задание, избавив её от моральных мучений. Агента «Ирину» (псевдоним Воскресенской) отправили в Финляндию — работать под прикрытием «Интуриста».

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

0

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Любовь разведчиков

Там, в Финляндии, она познакомилась с человеком, который стал её вторым мужем. Поначалу, правда, она постоянно спорила с новым агентом — Борисом Рыбкиным, который работал в Финляндии под именем советского консула Ярцева. Она даже просила руководство перевести её. Но спустя полгода молодые люди не только нашли общий язык, но и полюбили друг друга. «Центр» дал согласие на их брак — решили, что семейная пара разведчиков будет работать более эффективно.

Талантливый аналитик

Незадолго до начала Великой Отечественной Зою перевели в Москву. «Мадам Ярцевой» — под этим именем её знали в посольстве Германии — достаточно было посетить приём и бросить взгляд на стены, чтобы её острый ум, проанализировав увиденное, выдал вывод: Германия готовится к боевым действиям в самые ближайшие дни. Зоя Ивановна заметила светлые пятна, оставшиеся на обоях там, где висели прежде картины, а ещё — упакованные чемоданы в помещении посольства. Выводы опытной разведчицы оказались верными: до 22 июня 1941 года оставались считанные дни…

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В Швеции

Зою вместе с мужем отправили в Швецию. В этой стране, соблюдавшей нейтралитет, Ярцев официально был советником посла. На самом же деле супруги выполняли привычную им агентурную работу. А «мадам Ярцева» ещё и отвечала за пропаганду. Она наладила в Швеции издание литературы, в которой ход Великой Отечественной освещался с позиции Советского Союза. 

В ГУЛАГе

Борис Рыбкин погиб в 1947-м, в Праге, при невыясненных обстоятельствах, — формально это было случайное ДТП. У Зои остался их трёхлетний сын Алёша. Она не могла смириться с потерей мужа и ещё долго писала ему письма… Справиться с горем помогала работа. Когда арестовали её коллегу и друга, знаменитого разведчика Павла Судоплатова, она выступила на парткоме в его защиту, несмотря на огромный риск отправиться вслед за ним: просто не могла молчать. Зою Ивановну не арестовали. Но и не простили этого бунтарского выступления. В 1955 году её уволили — в 48 лет. Правда, позволили дослужить до пенсии, направив в ГУЛАГ — начальником спецчасти. Удивительно, но даже на этой должности Воскресенская ничем не запачкала своё честное имя: она использовала свои возможности для того, чтобы помогать несправедливо осуждённым, старалась сделать их жизнь в неволе хоть немного легче. Благодаря ей условия, в которых содержались «политические», были заметно улучшены.

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

0

0

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Талантливая писательница

В 49 лет Зоя Ивановна вышла на пенсию. Но сидеть без дела было не в её привычках. Она начала писать. Почему о Ленине? Её поразил рассказ старика-финна, который в своё время сделал медные обручальные кольца для Ленина и Крупской. С этого сюжета и началась её «лениниана». Она писала о детстве Володи Ульянова, и эти книги действительно интересно было читать: видимо, талантливый человек талантлив во всём. Уже через несколько лет Воскресенская стала членом Союза писателей СССР. Она без устали работала над своим стилем, отказы издательств только стимулировали самосовершенствование, а железного характера «мадам Ярцевой» было не занимать. Прошлое осталось в прошлом — о нём никто не знал, для всей страны она стала детской (и не только) писательницей, увлекательно рассказывающей о жизнь маленького Володи Ульянова. Зоя Воскресенская немного не дожила до своего 85-летия. К тому времени она уже дописала книгу о судьбе советской разведчицы — о собственной судьбе, удивительной, непростой и такой же захватывающей, как её книги.

0

Источник




Добавить комментарий