full screen background image
Search
2 декабря 2022
  • :
  • :

Рыцарь русской сирени: как селекционер-самоучка вырастил сад мечты и потерял его

Он жил «двойной жизнью». Достойная профессия, в которой он многого достиг, — и дело «для души», страсть, то, ради чего он жил, — сирень. При этом Леонид Колесников не имел диплома селекционера, у него не было научных работ и каких-то званий. Он был самоучкой. И давал новым сортам сирени, которые выводил, «говорящие» названия: по ним можно проследить историю страны, историю ХХ века.

Из семьи купца — стал шофёром

Леонид родился в 1893 году и стал младшим из пяти детей купца Алексея Колесникова. Семья была зажиточной. Отец много денег тратил на благотворительность, у матери тоже был свой стабильный доход — швейные мастерские. Колесниковы владели большим домом в Москве, в Санкт-Петербурге у них была квартира, и даже на юге, в солнечной Ялте, они чувствовали себя как дома: ещё бы, в собственном имении! А еще был загородный дом. И сад, в котором росла махровая сирень.

Может быть, оттуда, из первых детских впечатлений, и родилась позднее страсть Леонида?
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Впрочем, тогда мальчик увлекался вовсе не цветами, а техникой. Выучился на шофера, и Первую мировую прошел — точнее, проехал — за баранкой военного автомобиля. Революция не позволила ему окончить институт. И всего остального тоже лишила. У семьи отобрали все, кроме того самого земельного участка, на котором росла сирень. И участок обрезали, оставив минимум.

За баранкой военного автомобиля

Гражданская война снова усадила Леонида за баранку. Теперь он колесил в составе Первой Советской автороты Москвы — возил грузы на передовую. Многое пришлось повидать: кровь, смерть… Но самое большое впечатление на молодого парня произвели заброшенные усадьбы, из которых выселили дворянские семьи. За садами и парками никто не ухаживал, и там буйно разрослись сиреневые кусты. Одичавшие, густые. Леонид не мог удержаться и, чтобы сохранить эту красоту, выкопал несколько кустиков и посадил их в 1919 году на своем участке.

Днем — шофёр, вечером — селекционер

А потом сирень полностью захватила его. Где бы он ни был — присматривал новые образцы, выпрашивал или покупал у друзей и знакомых, привозил саженцы из всех многочисленных поездок по стране. Не всегда они принимались. И Леонид стал учиться. Сам, по книжкам. Разыскивал дореволюционные издания, изучал каталоги, посещал ботанические сады… У него были кусты, на каждом из которых благодаря его смелой селекции цвело до 20 сортов одновременно! Уже в 1923 году о его коллекции заговорили повсюду: она стала лучшей в стране. Но этого было мало. Леонид поставил перед собой цель: вывести такую сирень, которая будет не хуже знаменитой французской, самой густой и пахучей. В свободное от работы время, по вечерам, по выходным, он без устали прививал, скрещивал, растил, наблюдал… 

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«После войны людям нужен будет не только хлеб, но и цветы»

Пришлось сделать перерыв во время Финской войны. На время своего отсутствия Леонид доверил свой драгоценный сад жене, Олимпиаде Николаевне. А потом разразилась еще одна война — долгая и страшная, Великая Отечественная. Если до сих пор Колесникову везло, то на этот раз и ему пришлось «поймать» вражескую пулю. В декабре 1942-го его направили в госпиталь, а после лечения оставили в Москве, и он снова уселся за привычную баранку. Работы было много. Но Леонид все равно находил время на любимую сирень. Еще война не закончилась — а в его саду появились новые сорта. Он твердо знал: после войны люди вернутся к мирной жизни, и им нужен будет не только хлеб, но и красота. И старался изо всех сил: привязывал веточки к кусту, смазывал сиропом, накрывал марлевым пологом, чтобы по дни скапливались насекомые и переносили пыльцу… 

Исторические названия

Новые сорта называл бесхитростно: в честь людей, которых любил и уважал. «Олимпиада Колесникова», например: в честь любимой жены. Она была, по рассказам, редкой красавицей, а главное — первой помощницей Леонида Алексеевича. А еще были сорта «Феликс Дзержинский», «Михаил Калинин», «Знамя Победы», «Привет Отчизне». Была сирень «Колхозница» и «Большевик». Всё, чем жило его сердце, всё, во что он верил. После войны добавились «Зоя Космодемьянская» и «Лиза Чайкина», «Александр Матросов» и «Марина Раскова», «Алексей Маресьев» и «Маршал Жуков»…

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

«Красавица Москвы» — лучшая!

1947-й стал годом его триумфа: «Красавица Москвы», выведенная к 800-летнему юбилею столицы, была признана самым красивым сортом сирени в мире. И это звание сохранилось за «Красавицей Москвы» до сих пор! Сад Колесникова прославился на всю страну. В 1952 году ему была вручена Сталинская премия — за достижения в области селекции. Тогда у него росло уже более 300 сортов сирени. Сад разрастался. Скоро это было уже более трех тысяч квадратных метров, 500 сортов сирени, а еще — гладиолусы, розы, ирисы, тюльпаны, лилии, пионы… Он ухаживал за цветником с помощью уникальной системы, которую изобрел и сконструировал сам — провел воду от речки, автоматизировал полив. В его саду постоянно были толпы посетителей. И каждому, кто хотел, Колесников дарил черенки своей драгоценной сирени. Ни разу он не взял за них ни копейки, — считал, что красотой не торгуют, ее можно только подарить. Никто не покидал его сад без букета. Кажется, и сегодня сирень остается любимыми цветами множества людей: кто из нас в детстве не отыскивал, например, счастливые звездочки сирени и не ел их? Об этом и о других развлечениях советской детворы писала однажды наша Маруся Васильева. 

Он дарил, а его посадили за спекуляцию…

Но нашлись злые люди: написали донос, будто Колесников «спекулирует» цветами. Его арестовали. Но не было доказательств — и Леонида Алексеевича выпустили. Так повторилось еще дважды. Колесников был потрясен: за что? Его обязали брать с людей расписки: что сирень им подарена, а не продана. Это было больно и унизительно.

Мечтал засадить сиренью весь мир

А потом начались набеги вандалов. Пришлось завести огромного дога — только он и мог спугнуть бандитов. Сирень ломали, поджигали, выдирали с корнями… Нападали и на самого хозяина, когда он по ночам выходил патрулировать свои владения — однажды проломили голову, в другой раз ударили ножом. Но и это не заставило Колесникова ожесточиться. Он по-прежнему впускал в свой сад всех гостей. А среди них были и Никита Хрущёв, и Юрий Гагарин, и другие известные люди. Бескорыстие Колесникова поражает.

Все свои открытия, все документы и весь питомник, он подарил государству.
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Только вот государству, как оказалось, все это сказочное богатство было не нужно. Гектары земли, на которых рос сад, Колесников продолжал оплачивать сам. За два года питомник пришел в плачевное состояние: не были выделены сотрудники для ухода за цветами. Помог язвительный фельетон в газете: тогда на такие вещи реагировали сразу. Колесникову предложили должность руководителя питомника. Он с жаром взялся за дело. Но денег выделяли ничтожно мало. И тогда он потратил на питомник всю свою Сталинскую премию. Ведь нужно было привозить грунт, удобрять землю, хранить и просушивать семена, покупать инвентарь, устраивать теплицы, уничтожать вредителей и грызунов… Восемь лет Колесников поднимал питомник. Почти в одиночку. У него была мечта: засадить сиренью всю Москву, всю страну, а потом и весь мир. 

Украденные богатства

Но у него отняли всё. Москва расширялась. Понадобилась земля под новостройки. И у Колесникова потребовали большую часть питомника: стране не нужны сиреневые бульвары, стране нужно жилье! Когда он стал спорить — отправили на пенсию. Леонид Алексеевич перестал спать ночами: болело сердце, душили слезы. Вот-вот будет загублено дело всей его жизни, загублены уникальные сорта сирени… Остатки сада и его личный домик — скромный, без удобств — между тем определили под снос. В 1966-м ему дали квартиру, домик снесли, а сад приняли на баланс города. Поговаривали, что большую часть кустов развезли по дачам власть имущих. То, что осталось, высадили в Москве: на Сиреневом бульваре, в Сокольниках и нескольких других местах. Остатки питомника просто сровняли бульдозерами. Леонид Алексеевич уже не застал это варварство: он умер в 1968-м.  

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Новая жизнь его сирени

Множество уникальных сортов были безвозвратно утеряны. Из трех сотен сортов, выведенных Колесниковым, сохранилась едва ли пятая часть, да и то благодаря энтузиастам. И только в новом тысячелетии, наконец, интерес к былой коллекции селекционера-самоучки возродился. Благодаря проектам «Москва — город сирени» и «Сирень Победы» во многих местах столицы были высажены кусты с упоительным ароматом. И сегодня ими можно любоваться в Александровском, Сиреневом, Ботаническом саду. Мы рассказывали, как в посадке сирени участвовали звезды в 2010 году. А еще сирень Колесникова нашла свое место рядом с Букингемским дворцом, она растет и в Канадских ботанических садах, и в США, и в других странах. И везде помнят имя человека, который готов был отдать жизнь за сирень, — имя Леонида Колесникова. 

Источник




Добавить комментарий